rainhard_15 (rainhard_15) wrote,
rainhard_15
rainhard_15

Categories:

Вандейская чаша



У меня запись утащили. Где портреты всех вандейцев были. Пришлось дополнить.



Луи де Фроттэ. Автор портрета Луиза Бутейер, 1822 г.

Мари Пьер Луи де Фроттэ, по прозвищу "Блондэль", родился 5 августа 1766 года в Алансоне. Он был сыном графа Пьера-Анри де Фроттэ, господина де Ла Римблиера и Агаты де Клерамболь.

Граф Луи де Фроттэ начал военную карьеру в 1781 году в пехотном полку Королевства Франции. Во время революции молодой офицер пехоты, смелый и решительный, он сразу показал себя её противником и принял сторону эмигрантов. В 1791 году он эмигрировал в Брюссель. Луи поступил в объединенную Прусско-Австрийскую Армию под командованием герцога Карла Вильгельма Брауншвейгского, в новое подразделение "Рыцари Короны" (кавалерийский отряд Армии Конде). Де Фроттэ участвовал в сражении с республиканской армией в битве при Вальми, прежде чем эмигрировать в 1792 году в Италию, а затем в Германию.

В Англии он служил в полку "Рыцарей Короны" виконта де Бюсси и готовил восстание в своей родной провинции. В 1794 году в Лондоне де Фроттэ встретился с графом Жозефом де Пюизэ, главой Королевской и Католической Армии Бретани. Он обратился к нему за разрешением пробраться во Францию для того, чтобы организовать восстание в Нормандии, где у него были единомышленники. Пюизэ представил его графу Д'Артуа. Принц назначил его ответственным за восстание в Нормандии. Он получил полномочия, а также свидетельство полковника.

Высадившись на побережье Сен-Мало в июне 1795 года вместе со своей небольшой армией он принял там бой против республиканских войск, ускользнул от них и добрался до Нормандии, пройдя через тысячу опасностей.

Противясь всякому примирению с республиканцами, Луи де Фроттэ 1 апреля 1795 года отправился в Бретань на совещание по составлению Мабильского договора. Там, отказавшись подписать договор, заключенный Пьером Дезото де Корматаном, он заявил, что никогда не нарушит своих принципов, а для роялистов безопасность только в оружии. Он тотчас вернулся в Нормандию, организовал для восстания кантоны, граничащие с Кальвадосом и Ла-Маншем, сумел установить линию переписки с Джерси через острова Сен-Маркуф.

Сначала у де Фроттэ было всего триста человек и они были малоопытны. Но его настойчивость и неутомимая деятельность принесли успех. Он стремился завоевать доверие сельских жителей и с каждым днем увеличивал число своих сторонников. Де Фроттэ ежедневно тренировал их, обучал маршировать, стрелять, вступать в бой и устраивать засады. Учил их всему, что знал об обычной или партизанской войне. В лесах и на дорогах устраивались засады и схватки между роялистами и республиканцами.

Интенсивно велась переписка с Англией и французскими Принцами. Из Лондона к де Фроттэ были отправлены несколько офицеров, и эмигранты стали пополнять его войско. Отказавшись сложить оружие, он с радостью увидел возобновление военных действий между роялистами и республиканцами почти во всех департаментах Запада. Примерно в это же время он совершил набег на Мэн, где, объединившись с другими вождями роялистов, на некоторое время захватил город Майенн.

По возвращении из этой экспедиции он привез в Нормандию знаменитого Пико, второго командира, который умело помогал ему. Он старался координировать свои действия с другими вождями Анжу, Мэна и Бретани. Но результат экспедиции на Киберон остановил развитие его обширных планов. 15 ноября де Фроттэ был атакован в своем штабе гарнизоном Мортэна. Он отбил атаку, сразу же отправился к посту Тэйёль, и после ожесточённого сражения поджёг его, заставив республиканцев отступить. Он сдерживал их всюду, где появлялся со своими войсками. Де Фроттэ расширил свою организацию в Нижней Нормандии. Он имел штаб, начальников дивизий и стремился ввести строгую дисциплину среди своих войск, которые, собравшись вместе, могли бы сформировать корпус численностью от четырех до пяти тысяч человек. Но характер этой войны почти никогда не позволял этого сделать. Однако в окрестностях Майенна к де Фроттэ присоединились колонны Сэпо и Рошекотта. Совместно они атаковали несколько республиканских батальонов, которые сначала были ими разбиты, но затем, усиленные гарнизоном Майенна, вернулись в строй и, в свою очередь, разбили роялистов. Тем не менее, роялисты сплотились после своего поражения, их вожди собрали совет, чтобы принять решение о дальнейших действиях. Но роялистские генералы предпочитали действовать изолированно в своих округах, а их совместные экспедиции почти никогда не имели успешных результатов. Рошекотт, Сэпо и де Фроттэ разошлись, каждый вернулся на свою территорию.

Вернувшись в Нормандию, к Фроттэ присоединился его отец, только что прибывший с депешами и субсидиями из английского министерства. Ободрённый этим, Луи де Фроттэ удвоил усилия, его система восстания расширилась. После военного совет в Алузском лесу, где обычно находился его штаб, он отправился с 1500 человек к Таншбрэ. Гарнизон там был немногочисленным, но большое количество республиканцев, находящихся в городе, взялись за оружие, чтобы противостоять роялистам. Бой был ожесточённым и кровопролитным. Де Фроттэ показал там бесстрашие и хладнокровие.

Восстание в Нормандии набирало силу. Почти во всех кантонах были вожди, которые подчинялись де Фроттэ. Но в Вандее, на берегах Луары, в Бретани и в штате Мэн дела роялистов были безнадежны. Постепенно почти вся Нормандия и Бретань были захвачены многочисленными батальонами генерала Гоша. Несмотря на самое упорное сопротивление, де Фроттэ был вынужден вновь отправиться в Англию, отказавшись подчиниться республиканскому правительству. Перед отъездом он распустил свои дивизии до получения дальнейших распоряжений, и поручил Королевскому Совету Нормандии дела по умиротворению, рекомендовав своим солдатам сохранить оружие, а также установил между Нормандией и Англией два пункта переписки.

Только во время войны 1799 года роялисты Западной Франции смогли вновь взяться за оружие. В конце сентября де Фроттэ высадился в Нормандии в звании лагерного маршала с весьма обширными полномочиями главнокомандующего роялистов в Нормандии и Перше, чтобы возглавить нормандских повстанцев. Теперь его называли "Блондэль". Гражданская война приобрела более внушительный характер. В разгар этой войны его войско увеличилось, а сам де Фроттэ сумел распространить свое влияние почти на всю Нормандию. Королевская и Католическая Армия Нормандии составляла теперь почти одиннадцать тысяч человек.

Приход к власти Наполеона стал для роялистов катастрофой. Де Фроттэ, предвидя последствия, в одном из своих воззваний написал об узурпации власти Бонапартом. Подобный манифест не мог быть забыт Наполеоном. Война, которую вел против республики непримиримый генерал роялистов Нормандии, была настолько беспощадной, что Первый Консул считал де Фроттэ своим личным врагом. Республиканцы стремились разрушить конфедерацию роялистов словами о мир. Но де Фроттэ постоянно выступал за продолжение войны. Почти все остальные вожди уже капитулировали, а он все еще сопротивлялся, отвергая всякое умиротворение. Желая сплотить повстанцев из штата Мэн, чьи лидеры только что сдались, он отправился с несколькими колоннами по дороге в Алансон. Он сражался в трех кровопролитных битвах, где потерял своих лучших офицеров.

Покинутый своей партией и изнурённый все возрастающими силами противника, де Фроттэ был вынужден написать генералу д'Эдувию, ответственному за умиротворение, что он согласен с законами, принятыми другими роялистскими вождями. 28 января 1800 года об этом было объявлено генералу Гуидалю, командующему департаментом Орн. Де Фроттэ тотчас же послали в Алансон, чтобы договориться о соглашении. Он был уже в пути, когда вопреки договорённости был арестован вместе с шестью своими офицерами. 15 февраля 1800 года он был предательски взят в плен в Алансоне, в гостинице, когда вёл переговоры с генералом Гуидалем.

Через три дня военная комиссия в Вернёй-сюр-Авр, без адвоката и свидетелей, приговорила его с соратниками к смерти. Де Фроттэ предстал перед судьями с дерзостью, которая всегда его отличала. В разгар судебного заседания ему принесли вино, и его соратники кричали вместе с ним, выпивая: "Да здравствует Король!" В пять часов пополудни их доставили к месту убийства. По одной из версий они были расстреляны вдоль стены кладбища, а их тела переброшены через ограду и похоронены с запозданием.

Их останки, эксгумированные из общей могилы, были захоронены в склепе церкви Магдалины в 1814 году.

А вот не менее интересные подробности.

В начале февраля 1800 к Блонделю (прозвище Луи де Фротте, взятое им » в честь французского трубадура (трувера) XII века Блонделя де Неля. По легенде, когда Король Ричард Львиное Сердце попал в плен и был передан австрийскому герцогу Леопольду Австрийскому, что заточил последнего в крепости Дюрнштайн. Менестрель Ричарда, Блондель де Нель, долго искал своего господина, а найдя, узнал его по песне, которую знали только они вдвоем. Вернувшись в Англию, Блондель сообщил о месте заточения Ричарда, и он был выкуплен за 200 000 марок серебром) приходит письмо от генерала Шамборлака, в котором генерал предлагает встретиться и лично обсудить условия мира. Письмо доставляет адъютант Будинон (будущий наполеоновский генерал, участник войны 1812 года и кавалер почетного легиона). При этом де Фротте даются гарантии полной безопасности и неприкосновенности. Стоит отметить, что перед поездкой в Аленсон де Фротте дважды предупреждали о готовящейся республиканцами ловушке, и было даже получено письмо от мадам Шесно в котором она прямо указывала, что республиканцы хотят арестовать и убить Блонделя, но де Фротте верный слову всё равно отправился в путь. В ночь с 14 на 15 февраля, а точнее в 10 часов вечера, де Фротте в сопровождении Будинона и шести своих офицеров (де Ламбервиль, дю Гум, де Гюгон, де Коммарк, де Горикурт и Сешиорди) вьезжает в город Аленсон, ставку генерала Шамборлака. Путники останавливаются в отеле «Британия» на улице Лебедь, дом № 10. В этом отеле должны были проходить переговоры. Целый день де Фротте ждет прибытия республиканских генералов, но безрезультатно. А в 5 часа утра 16 февраля отель окружен 1800 солдат под командой Шамборлака.Де Фроте арестован и вместе с товарищами доставлен в Вернёй, где 18 февраля состоится заседание военного трибунала на котором всем роялистам вынесен смертный приговор. Что интересно, но Луи Бонапарт полковник 5 драгунского полка отказался участвовать в заседании военного трибунала заявив, что «он не хочет запятнать свою военную честь и скомпроментировать свое имя участием в столь гнусном деле». Но что было позволено брату первого консула, не позволено простому солдату. И трибунал состоялся. Приговор был приведен в исполнение в тот же день 18 февраля 1800 года в пять часов пополудни. Роялистов выводят за город на место пастбища, при этом они просят не завязывать им глаза, а де Фротте сам отдает команду «огонь!» расстрельному взводу.
После первого выстрела Луи и двое его товарищей все еще стоят на ногах, они кричат «да здравствует Король!», раздается еще один выстрел и шуаны падают на землю. Те кто не умер, были добиты штыками. Потом тела были сброшены в одну братскую могилу.
Так закончил свою жизнь герой Нормандии Луи де Фротте, до последнего своего вздоха остававшийся верным своему Богу и Королю.


Tags: Вандея, Европа, Шуанерия, белые, герои, история, убийства, 星のほどあるだろう
Subscribe

Posts from This Journal “Вандея” Tag

  • Корреляции, о которых почти не помнят

    Немного о том как влияет на события образное восприятие происходящего... Застывшая лава как фрагмент "Врат Ада" Огюста Родена.…

  • Вандейская чаша

    Хотя с события прошёл месяц, самое время выложить творчество моих читателей по Вандейской теме. На вот эту запись нам сотворили также и портрет…

  • Вандейская чаша

    Итак, сегодня мы ещё раз наведаемся в Дурбельер, посмотрим то что осталось от замка Анри де Ларошжаклена И ещё раз уточним вопрос об…

  • С днём рождения, Анри!

    Сегодня мы поздравляем парня с моего юзерпика. 30 августа 1772 г. Молеон, Королевство Франция. Я завёл по нему тэг...…

  • Вандейская чаша, жаркое лето 1793 года и дело молодое...

    Ну что ж, накануне даты венчания Анри де Ларошжаклена есть смысл поговорить и о его делах сердечных, а не военных, о тех можно два года вещать.…

  • Порка

    Марафон 365days нынче окончательно превратился в гниющее болото. Вливание "свежей крови" уже не поможет, хотя организаторша не…

  • Вандейская чаша, жаркое лето 1793 года и последствия в январе...

    Поскольку мои читатели задают вопросы, почему же всё получилось в итоге кисло, мне приходится добавлять всё больше поясняющих суть тогдашних…

  • Презрение...

    Ну что ж, мы не забыли про 365days, просто воз и ныне там... Т.е. налицо сознательный игнор событий повседневности. Учитывая…

  • Критика действует...

    Итак, хозяйка марафона 365days решила действовать не как детсадовка, намерившись выйти хотя бы на уровень школоты... Но в целом…

promo rainhard_15 august 23, 2019 06:09 9
Buy for 20 tokens
С заговором полная подстава. Причём сверху и сбоку и от родни и от жены. Я вот ещё в школе заглючил педагогов простым вопросом : "Объясните факт реабилитации - это что, признание того, что садить было не за что?" Мне так и не сказали ничего вразумительного, в итоге. Далее, у в моём-то городе про…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments