rainhard_15 (rainhard_15) wrote,
rainhard_15
rainhard_15

Categories:

Кто у тебя за левым плечом? Это рисковое место...


Да, я хочу рассказать нынче, что случилось с этой парой. И почему получилось то, что в итоге получилось. И о том, что иногда шансы спасти ситуацию есть, и где ими стоит пользоваться, а где - просто нельзя пытаться это делать. Да, я сегодня скажу, что даже падший аристократ прекрасен. Кто не согласен - тому нечего делать под катом, конечно. Но прежде, чем кидаться со мной в полемику, учтите, что я не говорю о вырожденцах - и о интеллигентах тоже. И полемизировать с правдой бессмысленно.

Не странная деталь - Кирхайс стоял всегда у правого плеча Райнхарда? И почему у него мог быть единственный шанс спасти себя и их дружбу http://rainhard-15.livejournal.com/39158.html - а у Ройенталя их было несколько? Дело не только в том, что оба эти парни аристократы, а Зигфид был простолюдин, и Вольф тоже. Просто эти взрослые мужчины (и Райнхард в свои немногие лета вырос настолько, насколько повзрослеть многие и к полтиннику не могут), а значит, умеют рисковать и доверять - эти два действия у взрослых неразделимы, потому что взрослый мужчина способен не только всецело брать отвественность за всё, что считает своим, но и любить это. Выжил тот, кто не утерял эту способность...

А теперь разъясняем сказанное в деталях. Потому что наши легкомысленные соотечественники не только демонстрируют дремучее невежество в ключевых вопросах, но и не видят даже того, что им показывается нарочно крупным планом.

Итак, место за левым плечом - очень важная позиция. Человек может не знать этого даже, но там располагается только тот, кому в данный момент оказывается полное доверие, причём сознательно. У правого плеча будет стоять друг, даже важный друг - но тот, чьи слова можно и пропустить мимо ушей иной раз. Мы там часто видим Хильду - именно тогда, когда Райнхарду не важно, что она скажет. Оскар же может вполне молвить слово, которое командир вовсе не ожидает и даже не согласен - но его услышат и примут к сведению сразу. Оба это в саге знают, как показывает просмотр, так что это неслучайные совершенно детали.

Почему же именно Оскар там, а не остальные двое из четвёрки? Почему Райнхард страдает, в голос не стесняясь сказать это на Феззане, но после ухода Вольфа?

Несмотря на этот визит, Император так и ощущает себя покинутым - "А ведь тогда со мной был и Кирхайс, и Ройенталь", - с горечью говорит он и смотрит на враждебный мир, что отнял их у него:

Заметьте - Оскар уравнен в правах на сердце героя с Кирхайсом, а ведь он ещё жив себе и здравствует губернатором! Но Райнхард хоть и не хочет совсем верить, но чувствует, что непоправимое случилось, да и Ройенталь ощущает этот момент, оставшись один в своём кабинете, но тоже не хочет это воспринимать, ведь пока в реальность ещё ничего не вошло - того, что сделает финал таким, каким мы его увидим... Именно в это время Оскар умер духовно - ещё не полностью, конечно, но 33 - это очень важный рубеж, на котором становится видно, куда уходит душа человека - вверх, к Богу, или вниз, в преисподнюю...

Потому что умирает тот, кто потерял способность любить, а любящее сердце действительно становится зрячим и предчувствует будущее. Любить друзей, свою даму, остальных людей и даже Вселенную - Райнхард умел по-настоящему и крепче всех, оттого и смог самостоятельно надеть корону. Иначе бы он просто не дожил до собственной коронации, да и после неё прожил бы считанные дни. Заметим, даже отправляясь на смерть - в вояж, прерванный на Урваши, император уезжает по факту счастливым отцом, и он единственный из четвёрки, у кого с продолжением рода никаких проблем, это тоже не случайная деталь.

Но что же, всё-таки, случилось? Сразу оговорюсь, что все интриги Рубинского и Ланга оказались бы чепухой, не будь проблемы внутри у самого Оскара - её наличие всегда видел Оберштайн, оттого и обозначил однажды яснее некуда - "дикий зверь, которому место на привязи, рядом". Заметим, сознание самого Оскара даже подтверждает эти слова после, в фазе активного безумия. Что за проблема? Известная максима гласит: "Свято место пусто не бывает. Где нет Бога, туда приходит сатана". Именно этот процесс полностью осуществился с бедолагой, утерявшим способность любить. О том, что риск такого сценария слишком велик, чутьё подсказывало Хильде накануне Вермиллиона, когда соображения чести и целесообразности - ум, а не сердце! - одержали победу над мрачными движениями души, ступившей на гибельный путь. Кирхайс же в достопамятный грозовой вечер, когда четвёрка друзей стала четвёркой, просто испугался незваного гостя - по той же причине, почуял силу, да не ту, что всегда видел у Райнхарда...

Заметим также, как по-разному действуют в упомянутый вечер все трое. Оскар, будучи уверенным, что обращается с деловым вопросом к равному, ничего кроме его решения не ждёт - но очарован человеком, которого увидел вблизи, его способностью к истинному человеколюбию. Райнхард не хуже Кирхайса чувствует опасность, но бояться вовсе не желает, и даже дразнится, начиная делать вид, что его нужно убалтывать - спокойно проверяет, стоит ли доверия и насколько новый вассал. Подобным образом он будет и Оберштайна проверять после, столь же спокойно сообщив своё решение. И вывод сделает схожий - но и того очень нужного человека Кирхайс испугается, так и не повзрослев... Просто аристократы предназначены выполнять на порядки более сложные задачи, чем остальное человечество, и их корпоративная солидарность выше любых иных соображений. А стать сюзереном может только тот, кто способен к настоящему человеколюбию - оттого за Райнхардом идут даже те, кто намного старше и опытнее, и не считают это обидным для своей гордости или несправедливым. Они искренне любят своего сюзерена, по-человечески, и оттого спокойно и по-доброму реагируют даже на его явные промахи - так, под Вермиллионом Райнхард был в трёх шагах Кисслинга от того, чтоб оказаться покинувшим флагман поневоле, вспомним, как красноречиво кивает начальнику охраны капитан "Брунгильды"... Оскар же не может полностью быть таким потому, что его способность любить повреждена и убывает не только с возрастом, но и при отдалении уважаемого им человека. Пока он видит рядом своего друга-солнце, он безопасен настолько, что может встать у левого плеча сюзерена... Оставшись один, он уже не справляется с постепенно вылупляющимся из него чудовищем, явившимся в мир уничтожить императора - и Вольф с ужасом лицезреет этого беса по связи, понимая, что сделать уже ничего нельзя.

Но Вольф отказывался верить в то, что несчастье с его другом случилось, пока сам не увидел эти ужасные изменения, когда даже лицо человека приобрело нечеловеческие очертания:

Райнхарду это доказательство было не нужно - он уже знал, что произошло, когда отказался идти на предложенные адмиралом кадровые перестановки, понимая, что это бессмысленные движения. Более того, он знал о случившемся уже в тот момент, когда оно произошло, смотрим.

Это то, что все мистики называют символьным планом, информационным взаимодействием и т.д. Как ни называй, это тоже реальность, а нам показывают отражение её.

Райнхард рад видеть друга, он тоже соскучился... Дальше

он замечает, что этот не тот человек, которого он помнит и любит.

То, что он увидел, повергает его в шок. Император даёт понять, что будет защищать свою жизнь в случае нападения - правая рука сжимается в кулак. Но он воин, убежать в страхе не пытается, напротив, желает даже повоевать с пришельцем за душу друга, и оттого остаётся напротив новоявленного монстра.

А дальше он с грустью понимает, что опоздал, но дать бой врагу обязан. И остаётся стоять. Вольфу было проще вести сражение в космосе, чем Райнхарду стоять неподвижно, вот в чём смысл драки - она велась с врагом на всех уровнях. И потому, что Император стоял на мостике своего флагмана, а не отсиживался на Феззане, Оскар ещё смог побыть человеком - душу друга Райнхард спас, а тело было уже нельзя. И Оскар продолжает сражаться у плеча друга - освобождает мир от Трунихта, нейтрализует Эльфриду, спасает своего ребёнка, разбирается с собственными мятежниками, говорит с Вольфом через космос так же, как тот - кричал ему уже однажды, так что прошибла слеза, а его последние слова - которые записал молодой офицер - для Императора...

Они победили, насколько это было вообще возможно. А могли и проиграть. Поэтому Вольф вернулся невредимым, спасая то, что осталось от друга, а Райнхард обрёл жену и сына. Представьте, что случилось бы, если б бесноватый безумец захватил власть... Но он выдернул на себя всю публику, которая ждала случая воткнуть молодому императору нож в спину - и сделал их неспособными больше на это. Ещё одна невозможная задача - но выполнена блестяще.

Отметим также замечание Валена в разговоре с недалёким Биттенфельдом, что спутал личные симпатии и субординацию на краткий миг: "Как может Император доверять теперь своим вассалам, когда его лучший друг оказался способен на такое?"
Райнхард и это дьявольское искушение преодолел с честью - у него и мысли такой не возникло, как видно в дальнейшем. Он действительно на своём месте - и к себе требователен больше, чем к подчинённым...

Он отдаёт приказ другу, запретив ему умирать. Это жест отчаяния - Лютцу он это уже говорил... Может, проще самому, чем терять их одного за другим, а?

И вот это - вовсе не бравада:

и даже не случайно сказано будто в порыве юношеского максимализма... Это то и означает - корона не игрушка, не приз на кону и не фамильная драгоценность. Ей нужно соответствовать, это такой уровень ответственности, что не всякий толковый сюзерен в состоянии представить его себе в полной мере. Служить державе, надев её? А вы попробуйте, я вот даже в себе сомневаюсь теперь, достоин ли... Вызывайте - если такие крутые, решаю уже не я, а Бог.

Как мы видели выше, решает Бог - а Райнхард сотоварищи лишь делает, что должен. Как всегда делал и будет делать настоящий аристократ - и долг у этого сословия выше всего остального. Предавшие этот долг вырожденцы вызывают презрение у всех здоровых людей - и отого никому не жаль тех, кто остался с липштадскими заговорщиками.

Завоевать Вселенную - на самом деле означает освободить эту даму от плена тьмы. Похлеще, чем одолеть Кощея и спасти Василису даже. Это задача не разовая, стоять придётся дальше и всегда. Оттого Райнхард и полагает, что на его век ещё повоевать хватит, но стремится закончить хотя бы то, что начали вчетвером... Неудивительно, что надорвался
.
Однако... никого не удивляет, как интересно развивается сюжет? Я про малолетнего Гольденбаума, что живёхонек, оказывается... Да, все неплохо и на сообщение о смерти Райнхарда купились - не заметив некоторых ещё моментов, и даже пропустив тот факт, что похорон императора нетути, в то время как всех остальных погибших - в наличии, даже когда оно вообще не надо... Вселенная слишком серьёзная дама, чтоб просто так отпустить того, кто спас её от слуг преисподней. А побывать на том свете - у некоторых аристократов успешно получалось в мировой культуре, уж не за Ройенталем ли туда сходить понадобилось? Но это уже совсем другая история...


Tags: legend of the galactic heroes, logh, reinhard, ЛоГГ, Райнхард, аристократы, война, грусть, культура, легенда о героях галактики, офицеры, рок, сословное, традиции, честь
Subscribe

Posts from This Journal “logh” Tag

promo rainhard_15 август 23, 06:09 9
Buy for 20 tokens
С заговором полная подстава. Причём сверху и сбоку и от родни и от жены. Я вот ещё в школе заглючил педагогов простым вопросом : "Объясните факт реабилитации - это что, признание того, что садить было не за что?" Мне так и не сказали ничего вразумительного, в итоге. Далее, у в моём-то городе про…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments