rainhard_15 (rainhard_15) wrote,
rainhard_15
rainhard_15

Category:

Вандейская чаша



Немного о валькириях и откуда они берутся...



"Я родилась в деревне Сулэн, близ Анжера, в июне 1770 г., в бедной, но честной семье.
Когда в 1793 г. в Вандее вспыхнуло роялистское восстание, в наши края вторглись республиканцы, которые грабили и убивали без жалости. Я видела, как одного за другим казнили сорока двух моих родственников; но убийство моего отца, совершённое на моих глазах, привело меня в отчаяние и ярость. В тот миг я решила вручить мою жизнь Королю, а мою душу Богу, и поклялась сражаться до победы или смерти.
Прежде всего я купила двустволку и произвела не меньше двадцати пяти холостых выстрелов, чтобы пристреляться; затем, когда я поняла, что почти не промахиваюсь, достала мужскую одежду. Я собрала пятьсот человек из своего прихода, в том числе г-на Кёр-де-Руа, которого мы назначили командиром.
Я назвалась именем своего брата - Гиацинт, - но, поскольку друзья часто забывали это имя, они дали мне другое, Анжвен ("анжуец"), которое я и сохранила с тех пор".
(Так начинаются мемуары Рене Бордеро, также известной как Анжвен; сентябрь 1814 г.)

Вновь встретить короля! о, высшая отрада!
За двадцать лет трудов достойная награда.
О Боже, об одном молю смиренно я:
Его увидеть здесь и тридцать лет спустя!

Король! От имени страны моей родимой
Я в верности клянусь тебе ненарушимой.
Вся Франция с тобой, восстав из пепла вновь;
В её руках - свинец, в её душе - любовь!

(стихи, сложенные Рене Бордеро для короля, которому она направляла свои мемуары)

Даже спустя шесть лет беспрерывных боёв её ярость не угасла. Она дорого отплатила синим за убийство отца.

Накануне битвы за Пон-Барре она напала на передовой отряд синих и собственноручно убила четверых человек. Ужасная подробность: один из этих несчастных республиканцев насадил на штык шестимесячного ребёнка и двух цыплят [очевидно, во время мародёрства. - прим. перев.]. Она отважно вела в бой, под пули, испуганных крестьян, и этим способствовала победе. Рене ожесточённо преследовала синих, в каждом видя убийцу отца. C тремя сотнями храбрецов она форсировала реку Лейон [приток Луары. - прим. перев.] и атаковала синих с фланга, рубя направо и налево, преследуя врагов от холмов близ Рабле-сюр-Лейон до ворот Пон-де-Се и убив двадцать одного республиканца. И лишь после того, как на улицах Пон-де-Се она сломала саблю о голову последнего врага, отважная девушка прекратила погоню и спокойно вернулась в расположение армии.

Во время печально известного перехода вандейской армии за Луару Рене Бордеро всегда стремилась быть в первых рядах, и пересекла реку верхом [эта сцена есть в документально-художественном фильме Les Vendeens 1993 г. - прим. перев.].

При Канде она билась врукопашную с двумя пехотинцами и гусаром, убила их и продала лошадь [очевидно, гусарскую. - прим. перев.] за триста франков, которые немедленно отдала г-ну Мушетту из Шемийе, который нуждался в деньгах.

При Лавале она взяла в плен республиканского комиссара, но пощадила его, узнав, что он прятал четырёх неприсягнувших священников.

В битве при Лакруа-Батайль, близ Лаваля, она вместе с другими вандейцами захватила боеприпасы синих.

На следующий день в сражении она была ранена саблей в руку. Когда её, с рукой на перевязи из шарфа, но рвущуюся в бой впереди всех, увидел Стоффле, он приказал ей отступить [для оказания медицинской помощи. - прим. перев.]. Когда она отказалась, он пригрозил ей обухом сабли. "Генерал! - закричал ему г-н Морнар из Анжера. - Это один из наших лучших бойцов, он поклялся умереть, сражаясь в первых рядах, и от своего слова не откажется". "Так он дворянин?" - спросил Стоффле. Морнар раскрыл ему тайну Анжвен, и после этого Стоффле стал ещё больше уважать эту юную героиню [простите, не могу не поумиляться на то, как трогательно, хоть и на свой манер, Стоффле заботился о своих подчинённых. ^_^ - прим. перев.].

После подписания Ла-Жонейского мира Рене, зная, что ей не стоит ждать милости от республиканцев, скрывалась на мельнице Бриффетьер в приходе Сент-Кристин. Кто-то выдал её укрытие, и на мельницу прибыл отряд жандармов под предводительством Шоле из Пуатвеньера. У Рене не было времени переодеться в платье. Шоле спросил у неё, где Анжвен: "Я сразу узнаю эту разбойницу, как только увижу!" - "Я уверена, она где-то здесь, давайте поищем", - сказала Рене. Делая вид, что помогает синим обыскивать постель, она спрятала под покрывалом саблю и ружьё, а чепрак сбросила на пол и наступила на него, чтобы его не заметили.
Республиканцы хотели увести её лошадь. "Это конь мельника!" - ответила Рене. Её пообещали оставить в покое, если она скажет, где прячется Анжвен. "А что вы сделаете с ней? Ведь уже подписан мир!" - "Мир! Только не для неё; где бы мы её ни встретили, мы изрубим её на куски - так нам приказали". Жандармы спросили у Рене имена других членов семьи мельника, и, не услышав ответа, потребовали, чтобы она поехала с ними в Шемийе, чтобы получить у мэра свидетельство о благонадёжности. Два года она прожила в Шемийе, каждый день читая объявления, в которых за её голову обещали награду в сорок тысяч франков; мэр Пуатвеньера, Ардре, обещал дополнительно награду в десять тысяч франков тому, кто выдаст местонахождение Рене.

В 1799 г. Рене вновь взялась за оружие и прекратила боевые действия лишь после мира, подписанного Отишаном.

В 1814 г. Рене Бордеро написала мемуары. В них она рассказывала о том, как над ней издевались жестокие надзиратели в тюрьмах и исправительном доме Анжера и Мон-Сен-Мишеля. Её подлые мучители старались отплатить ей за всё зло, что она сделала против республики. Навсегда останется в истории как их низость, так и отвага и верность бесстрашной Рене Бордеро.

[тут автор статьи почему-то опять возвращается к началу истории. - прим. перев.]
После того, как большая часть её родственников была убита, а отец ранен в голову на пороге собственного дома (в июле II года Республики он был брошен в тюрьму в Анжере, а оттуда перевезён в Сомюр, где и скончался от ран, согласно письму генерала Мулена генералу Дюгу [дядя одного из вандейских генералов, Пьера Дюгу д'Отрива, который был расстрелян на Нуармутье. - прим. перев.]), Рене в ярости бросилась в вандейскую армию, где прославилась своей неустрашимостью и жестокостью. Переодетая мужчиной, известная под именем Анжвен, она участвовала в большинстве сражений. "Она возглавляет разбойников", - писал в том же письме генерал Мулен. Она была ранена как минимум трижды: в правую ногу при Монтиньи, саблей в руку при Лавале, пулей под левый глаз при Люсоне. Мадам де Ларошжаклен, видевшая её однажды в Шоле, подтверждает, что Рене убила 19 республиканцев. По её свидетельствам, Рене была среднего роста и некрасива собой. "Смотрите, - сказали мне, - видите солдата в куртке, у которой грудь и рукава разного цвета? Это девчонка, которая дерётся как лев".

Даже когда утихли религиозные распри, Рене Бордеро не сложила оружия. Она была настоящей фанатичкой, сражающейся ради мести, выступающей против республики и за короля. 5 термидора VII года Республики мэр Туарсе писал в совет департамента, что "шайка разбойников, вооружённых ружьями и вилами, под предводительством некой Бордеро, около шести вечера напала на деревню Машель и городок Фавре, с криками "слава королю!" срубила там Деревья Свободы, а затем накинулась на соседние дома и разграбила их, в частности у гражданина Жака Басанте были украдены часы и серебряные цепочки; разбойники напали также на заместителя мэра, на вдову сборщика налогов и гражданина Мерсье, генерал-адъютанта кантона, и творили там всевозможные бесчинства. На звон набата сбежались патриоты Туарсе, и в Фавре к ним присоединились патриоты из Мартинье; они бросились в погоню за разбойниками. Одного из нападавших зарубил юноша по фамилии Желино из Вийера; в целом бандитов было от 60 до 70 человек, и среди них много молодых".

При Империи Рене продолжала сражаться. И хотя с 1806 г. она открыла мясную лавку в Шоле [безотходное производство, я так понимаю. - прим. перев.], она подстрекала вандейцев к восстанию против правительства. В конце концов она была арестована и отправлена в исправительный дом в Анжере. Согласно докладу от сентября 1809 г., "она была взята под стражу по подозрению в подстрекательстве жителей многих коммун к восстанию и вступлению в банды в ожидании удобного момента для мятежа. После её ареста её дом заброшен, следить за ним некому".
На полях начальник исправительного дома добавлял: "Это опасная и жестокая женщина, которую нужно изолировать от общества". В письме от 4 сентября 1810 г. говорится, что она была схвачена в первых числах мая 1809 г. в городке Сен-Лезен, когда она призывала горожан присоединиться к её отряду и обещала, что скоро начнётся гражданская война. Она была переведена в Мон-Сен-Мишель, где находилась до первой Реставрации. 24 декабря 1814 г. она предоставила королю отчёт о том, что она совершила и сколько выстрадала ради него, и попросила назначить ей пенсию. Прошение было подписано также генералами Сапино, Данио дю Пера и де Валуа. В это же время она опубликовала свои мемуары (64 страницы ин-октаво). Людовик XVIII пришёл на помощь вандейской амазонке, когда она вновь взялась за оружие во время Ста Дней. Маршал Даву писал Фуше: "Говорят, что женщина по имени Анжвен, прославившаяся своими зверствами во время Вандейской войны и представленная за это ко двору, выехала из провинции в Париж и планирует покушение на Его Императорское Величество. Если она и вернётся в Париж, то лишь с дурными намерениями. Полиции стоит проверить эти слухи".

Падение Наполеона принесло мир в сердце Рене Бордеро. Мадам де Ларошжаклен представила её принцу Конде; она обняла его, как полагалось, а принц поцеловал её. Та же мадам де Ларошжаклен подтверждает, что Рене по-прежнему предпочитала носить мужскую одежду. Она усвоила хорошие манеры. Рене получила награду от короля и принцев, но её обворовал человек, которому она безосновательно доверилась. Она умерла после тяжёлой продолжительной болезни, которую стойко перенесла, 21 июля 1822 года в возрасте 56 лет. В последние годы она жила то в Париже, то в Анжу. Её мемуары были переизданы в 1888 г., с тем же предисловием, что предваряет издание 1814 г.

Есть история о том, что однажды Рене, которую везде и всегда принимали за мужчину, обвинили в изнасиловании дочери капрала. Однако все обвинения с неё были сняты, как только выяснилось, что она женщина; и её просто отпустили, так и не узнав, что это была всеми разыскиваемая Рене Бордеро.



Tags: Вандея, Европа, герои, дамы, история
Subscribe

Posts from This Journal “Вандея” Tag

  • Вандейская чаша

    Итак, сегодня мы ещё раз наведаемся в Дурбельер, посмотрим то что осталось от замка Анри де Ларошжаклена И ещё раз уточним вопрос об…

  • С днём рождения, Анри!

    Сегодня мы поздравляем парня с моего юзерпика. 30 августа 1772 г. Молеон, Королевство Франция. Я завёл по нему тэг...…

  • Вандейская чаша, жаркое лето 1793 года и дело молодое...

    Ну что ж, накануне даты венчания Анри де Ларошжаклена есть смысл поговорить и о его делах сердечных, а не военных, о тех можно два года вещать.…

  • Порка

    Марафон 365days нынче окончательно превратился в гниющее болото. Вливание "свежей крови" уже не поможет, хотя организаторша не…

  • Вандейская чаша, жаркое лето 1793 года и последствия в январе...

    Поскольку мои читатели задают вопросы, почему же всё получилось в итоге кисло, мне приходится добавлять всё больше поясняющих суть тогдашних…

  • Презрение...

    Ну что ж, мы не забыли про 365days, просто воз и ныне там... Т.е. налицо сознательный игнор событий повседневности. Учитывая…

  • Критика действует...

    Итак, хозяйка марафона 365days решила действовать не как детсадовка, намерившись выйти хотя бы на уровень школоты... Но в целом…

  • Вандейская чаша. Нуармутье.

    Итак, сегодня будет часть уже обещанного... Остров Noirmoutier, у атлантического побережья Франции в департаменте Вандея, неподалёку от устья…

  • Скука крепчает

    Ругаться становится традицией... Моя трагедия комедий балаганных смешней, И потому безумно мне дорога: Я научился находить себе прекрасных…

promo rainhard_15 august 23, 2019 06:09 9
Buy for 20 tokens
С заговором полная подстава. Причём сверху и сбоку и от родни и от жены. Я вот ещё в школе заглючил педагогов простым вопросом : "Объясните факт реабилитации - это что, признание того, что садить было не за что?" Мне так и не сказали ничего вразумительного, в итоге. Далее, у в моём-то городе про…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments